Екатерина Архипова, фото: Андрей Кузнецов

Геннадий Хазанов, Леонид Трушкин, Инга Оболдина, Александр Авдеев

Екатерину Великую и Наполеона Бонапарта объединяет не только то, что и та, и другой царствовали каждый в своей стране, но и то, что они оба стали героями драматических произведений.

Тогда как «Царица» только начинает свое, мы надеемся, триумфальной шествие по подмосткам, 22 ноября на сцене Театра Эстрады прошел 500-й спектакль Театра Антона Чехова с участием Геннадия Хазанова - им стал исторический анекдот по пьесе Иржи Губача "Морковка для Императора" о последнем периоде жизни Наполеона на острове Св. Елены. Это история о том, как пучок морковки может оказаться важнее десяти пушек, а умение скорчить смешную рожицу ценнее военной победы.

И хотя 500 - цифра, достойная Книги рекордов Гинесса, на самом деле, по признанию режиссера спектакля Леонида Трушкина, этот юбилей стал просто поводом, чтобы встретиться и порадоваться за Ингу Оболдину, которая блестяще дебютировала в нем в новом сезоне, поблагодарить Геннадия Викторовича и всех тех, кто работает в этом спектакле уже пятый год, в том числе, Бориса Дьяченко, Бориса Шувалова, Александра Давыдова, Владимира Михайловского... Ну и вместе с министром культуры РФ Александром Авдеевым выпить за спектакль рюмочку-другую конъяка конъячного дома... нет, не "Наполеон", а "Цитадель".

Геннадий Хазанов Владимир Михайловский Борис Дьяченко Александр Давыдов

После чего начинают выясняться интересные подробности. Так, оказывается, именно Инга была первой, кому была предложена роль корсикани Жозефины, которая смогла вернуть чувство собственного достоинства поверженному императору. Но 5 лет назад она не смогла ее сыграть и теперь поблагодарила всех своих партнеров, которые ее очень поддержали в сложный момент ввода в готовый спектакль, когда партнер может поддержать, а может, наоборот, поставить подножку, и призналась в любви двум людям - Трушкину и Хазанову:

- В Трушкина и Хазанова я влюбилась очень давно, с этими людьми я уже сделала один спектакль до того, как придти к «Морковке», - сказала актриса. - Это был спектакль "Все как у людей"... У меня всегда было желание "потрогать" нескольких людей - Чурикову, Райкина, Хазанова. И вот последнего я теперь "трогаю", имею на это право. Творчески у меня, конечно, присутствует большой пиетет или содрогание, когда я выхожу с ним на одну площадку, с любимым Геннадием Викторовичем... А Леонид Григорьевич - замечательный режиссер. Я таких людей безумно люблю. Помимо того, что он творческий и невероятно талантливый, он еще и честный, и максималист. В наше время это настоящий подвиг. Я за ваш максимализм и за тоб никакое время это не сожрало!

- Спектакль, - отметил Леонид Трушкин, - живет, заболевает и выздоравливает, развивается перпендикулярно времени, что, с моей точки зрения, мужественно и важно. Время больно, и я думаю, что мы переживем это время - оно благополучно помрет, а любовь благополучно выживет.

Нас, конечно, не могло не интересовать, какие новые спектакли ждать от режиссера.

- Это на засыпку.вопрос. Потому что нужно, чтобы со временем что-то произошло. Я не понимаю, что сказать сегодня. Кроме отчаянья у меня ничего нет. Мне нечего сказать и нечем утешить. Я обмануть не смогу сегодня. Вот тогда я заблуждался, а сейчас я не заблуждаюсь.Поэтому пока что-то не случиться со мной или вокруг меня, я не понимаю, что говорить. Я не обманщик. Я никогда не врал. А сегодня сказать - ребята, надевайте белые тапочки и миритесь с тем, что происходит, я не могу. Но, может, я и в этом заблуждаюсь, дай Бог, но я боюсь, что нет. Если что-то не поменять народу, нам всем, в себе, я не знаю, чего хорошего ждать... Мы очень плохо живем. Очень неправильно. И мы настаиваем на этом, вот в чем ужас. Мы не каемся. Мы не покаялись тогда, и поэтому так хамски живем сегодня - нагло, бессовестно, без оглядки на людей, которым жрать нечего. Мы издаем тонны глянца... Политики лощеные, это невозможно видеть, страна в г..., а они будто представляют благополучную державу, они ездят на футболы в Словению... Я надеюсь, что мы куда-то должны упасть уже и тогда начать подниматься, но я не помню в обозримой истории этой предельной точки... Есть момент, когда народ верит, и мы счастливые люди, потому что был 91-й год, время, когда за идею можно было отдать жизнь. Это же какое счастье жить, думая, что что-то есть важнее жизни...

И может быть, это морковка для императора.

Леонид Трушкин, Борис Шувалов, Владимир Михайловский Леонид Трушкин Юбилейный 500-й спектакль Геннадия Хазанова в Театре Антона Чехова Морковка для императора ЛИнга Оболдина

На фото: Леонид Трушкин, Геннадий Хазанов, Инга Оболдина, Александр Авдеев, Борис Дьяченко, Борис Шувалов, Александр Давыдов, Владимир Михайловский

22 ноября 2009




Рейтинг@Mail.ru