Екатерина Архипова, фото автора

Жюри главного конкурса

23 июня 2017 года состоялась пресс-конференция жюри главного конкурса 39-го Московского международного кинофестиваля. В пресс-конференции приняли участие председатель жюри, иранский режиссер и продюсер Реза Миркарими, итальянская актриса Орнелла Мути, финский режиссер и продюсер Йорн Йохан Доннер, каталонский режиссер и сценарист Альберт Серра, российский сценарист, режиссер, актер Александр Адабашьян и советник по вопросам финансирования кино в фонде поддержки кинематографа Берлина и земли Бранденбург Бриггита Мантей.

«Я очень рад, что я вновь на ММКФ, правда, уже в другом качестве. И должен сказать, что получить приз – это очень просто, а думать о призах, раздавать их – очень сложно», – рассказал председатель жюри Риза Миркарими, двукратный обладатель гран-при Московского международного кинофестиваля.

Реза Миркарими, Орнелла Мути, Йорн Йохан Доннер, Альберт Серра, Александр Адабашьян, Бриггита Мантей

«Я давно работаю в кино, отмечаю какие-то детали в фильмах, анализирую их, но, если честно, когда я смотрю кино, я просто хочу в нем раствориться», – призналась Орнелла Мути.

«Московский кинофестиваль – уникальный, он связывает восток и запад, связывает весь мир. Для меня большая честь участвовать в жюри фестиваля», – в свою очередь отметила Бриггита Мантей.

Александр Адабашьян отметил, что ждет от фестиваля хороших фильмов. Когда же знаменитому российскому сценаристу задали вопрос об отношении кино в целом, то он рассказал, что не считает его искусством в чистом виде.

«Для того, чтобы сочинять музыку, совсем не обязательно иметь качественный инструмент, чтобы рисовать, писать картин, не обязательно иметь лучшие краски, холсты. То же касается поэзии, театра. Кино устаревает со страшной скоростью, оно идет на поводу у технологий. Если сейчас найдется не известная ранее картина Рембрандта, это будет мировое событие, счастье, а если найдется какой-то фильм Мельеса, то это будет радость 3-4 синематек, может, сойдет с ума один кинокритик, но масса не пострадает», – сказал Адабашьян.

Орнелла Мути

С учетом того, что кино имеет дату рождения, по его мнению, оно должно иметь и дату смерти: «Если началось кино с того, что поезд пришел, наверное, он должен когда-то уйти».

«Хорошие фильмы как правило исключение. Правило – это плохие фильмы», – строго отметил финнский режиссер и продюсер Йорн Йохан Доннер.

Самый молодой член нынешнего жюри Альберт Серра был не столь пессимистичен. И на вопрос о все большем поглощении кино сериалами и телевидением в целом ответил несогласием с данной позицией.

«Настоящее кино – про наслаждение временем, а телевидение, сериалы – наоборот существуют для тех, кто хочет время убить. Я считаю сериалы более скучными, чем кино», – отметил Серра.

Программный директор ММКФ Кирилл Разлогов, тем не менее, отметил, что Московский международный кинофестиваль, возможно, в будущем включит в свою программу «сериальную» составляющую.

«Телевизионные проекты каким-то образом будут присутствовать в программе ММКФ. Каким – не знаю. Но пока только Лав Диас представляет такую длительную, но чисто кинематографическую эстетику», – заключил Разлогов.

23 июня 2017

«Опера»

23 июня 2017 года состоялась пресс-конференция по фильму «Опера» швейцарского режиссера Жан-Стефана Брона. Картина участвует в конкурсе документального кино 39-го Московского международного кинофестиваля. В пресс-конференции принял участие продюсер ленты Филипп Мартен. «Я продюсировал игровые фильмы, но очень люблю фильмы-оперы. Например, картину о постановке «Пеллиаса и Мелизанды» Дебюсси в российском Театре Станиславского», – рассказал продюсер фильма «Опера», рассказывающем о работе Парижской национальной оперы. Мартен уже не первый раз работал со знаменитым документалистом Жан-Стефаном Броном. В частности, именно он продюсировал его предыдущие картины «Кливленд против Уолл-стрит» и «Казус Блохера». «В своем время я предложил ему спродюсировать проект, связанный с Парижской Оперой. Это была прекрасная возможность объединить мое желание снять фильм про оперу и поработать с Броном, который больше известен как режиссер политического кино», – отметил Мартен. По его словам, взгляд Брона, тем не менее, был сконцентрирован на том, как устроено общество – на примере Парижской национальной оперы. Как рассказал продюсер, идея фильма появилась, когда на должность директора Парижской Оперы только собирались назначить Стефана Лисснера.

Филипп Мартен

«Я не был с ним знаком лично, но много следил за его работой, он был мне интересен. Я знал о нем, как о человеке, который делает вещи, выходящие за рамки привычного, и который имел репутацию немножко провокатора и взрывателя установившихся норм. Когда он возглавил театр, главным дирижером был назначен Филип Жордан. Именно у Стефана Лисснера появилась идея предложить должность руководителя балетной труппы Бенжамену Мильпье. Поэтому мне было интересно снять фильм о том, как с приходом новой команды возникла смена в коллективе и изменились отношения внутри него», – рассказал Мартен. Лисснер, еще будучи художественный руководителем Ла Скала, обычно отказывал в съемках, но на предложение Филиппа Мартена, уже придя на пост главы Opera de Paris, согласился. «Возможно, его убедили две вещи. Во-первых, ему уже 60 лет и он понимает, что после того, как закончится контракт в Opera de Paris, он уйдет на пенсию. Во-вторых, его убедило имя режиссера. Я знаю, что он смотрел фильмы Брона и, возможно, он почувствовал, что это будет не просто фильм, а взгляд художника на Opera de Paris», – отметил продюсер.

Однако то, что директор Парижской Оперы дал разрешение на съемки, еще не гарантировало того, что можно будет снимать артистов театра.

«Opera de Paris – место, где собрались очень сильные личности, многие из которых состоят в профсоюзах, являются тонкими, чувствительными людьми. И место скопления таких людей накладывает определенные обязательства. Это актуально не только для Opera de Paris, но и для других театров», – уточнил Филипп Мартен.

Он также рассказал, что к моменту старта съемок режиссер фильма провел в Парижской Опере порядка полугода. Документалистам удалось также рассказать о финансовых проблемах французского учреждения культуры.

«Когда мы пришли в Opera de Paris, действительно были большие сложности. С приходом нового директора театр постигла серия забастовок, многие ожидаемые премьеры были отменены. То, что вы видите в фильме – это лишь часть того что было на самом деле. Мы не могли снимать собрания с профсоюзами, хотя они имеют характерный оттенок. Представьте себе, они собираются в 4 часа дня, а в 7.30 вечера должен начаться спектакль, но мы не знаем, будет ли он, потому что все зависит от того, как пройдут переговоры», – отметил продюсер.

Забастовки были связаны с тем, что Министерство культуры Франции заставило Парижскую Национальную Оперу оптимизировать штат – сократить около 200 человек. «Мы начали снимать в тот момент, когда новый директор, уже знаменитый своими амбициями, требовательный, выразил свое мнение о том, что нельзя, сокращая даже бюджет на культуру, искусство, делать спектакли более низкого качества. Он как раз придерживался той точки зрения, что, если государство сокращает финансирование, нужно делать выдающиеся спектакли, которые позволяют привлекать больше публики», – подчеркнул Мартен.

Череда забастовок, сокращение государственного финансирование и запуск амбициозного проекта Ромео Кастеллуччи «Моисей и Арон» – все это можно увидеть в фильме «Опера».

23 июня 2017

«Преисподняя»

В отличие от своих родных герой фильма «Преисподняя» Саид (Дар Салим) не чувствует себя в Дании эмигрантом из Ирака. Он – успешный и уважаемый хирург, у него шикарная квартира в Копенгагене, любимая жена, которая вот-вот родит юного «датчанина». его окружают друзья и коллеги, такие же благополучные люди, как и он. И ему не доставляет никакого удовольствия общаться с непутёвым младшим братом. Когда в очередной неподходящий момент тот обращается к нему за помощью, умоляя одолжить денег, Саид даже не старается вникнуть в ситуацию. Но вскоре брата избивают до смерти, и Саиду приходится вспомнить, что он иракец и попытать отыскать убийцу брата...

Фенар Ахмад и Али Сиванди

Но соит ли погружаться в криминальный мир датской столицы, когда ты гораздо больше нужен живым, чем мёртвым...

«Жажда мести заставляет терять человека все, что любишь, - считает режиссер Фенар Ахмад. - Это распространяется и на международную ситуацию. Когда Франция начала бомбить Сирию, она потеряла любовь сирийцев и ничего не получила. Имя главного героя – Саид – по-арабски означает «счастливый». Он теряет это счастье, когда начинает мстить. Я понимаю, что это фильм про насилие, который критикует насилие. Это парадоксально, но именно так в нашем обществе и происходит».

23 июня 2017

На фото: Филипп Мартен, Реза Миркарими, Орнелла Мути, Йорн Йохан Доннер, Альберт Серра, Александр Адабашьян, Бриггита Мантей, Фенар Ахмад, Али Сиванди





Рейтинг@Mail.ru